Союз фермерского и викторианского стилей

Фантастический фермерский дом дизайнера по интерьеру Элисон Кандлер начался с плитки. «Я влюбилась в плитку в сеточку, и весь дом вырос с этого», признается она. Кандлер работала над многими проектами с архитектором Джоаном Свартц, вместе они  повлияли на дом дизайнера в Лос-Анджелесе. Элисон подбирала предметы на блошиных рынках, выбирая уникальные таблички, викторианскую мебель, керамику и картины. Она также нашла контейнеры из кованого железа, которые напоминают скульптуру. В результате дом наполнен уникальным стилем и игривой энергией.

В прихожей (фото 1) ожидает множество подсказок, чего ждать в остальном доме. «Мне нравится создавать переход между улицей и домом»,говорит Кегдлер. Зеркала помогают создать такой переход. Она также поклонница старинных табличек и букв, которые можно заметить по всему по всему дому.

Веселая дверь на кухне (фото 2) ведет в кладовую.  Кандлер часто использует в своих проектах такие двери. Вместо одной большой раковины, дизайнер выбрала две поменьше. Две раковины с отдельными кранами отлично смотрятся под большим окном.

Перед окном представлено еще одно украшение – старинная лошадь, которая раньше была на старой ферме (фото 3). «Я хожу по блошиным рынкам в поисках всего для фермерского дома», говорит Элисон. Когда она продает дома, она также продает и свои находки, чтобы можно было потратить деньги на новые сокровища.

С одной стороны островка открытые полки, с другой шкафы, где находятся мусорные баки и чистящие средства. «Я хотела, чтобы островок выглядел как предмет мебели», говорит хозяйка.  Ей также нравится использовать плиту в качестве центра комнаты, поскольку считает ее «очагом дома». Классическая модель бордового цвета заняла свое место.

Смешение экстерьера и интерьера очевидно и рядом с неформальной обеденной зоной (фото 4).  Гостиная слева обшита так, что кажется, будто раньше здесь было крыльцо. Фрамуга и широкие отверстия соединяют комнаты, обеспечивая переходом  между гостиной, кухней и уголком для завтрака, стены которого покрыты решетчатыми обоями. Светильник итальянский, он сделан из окрашенной керамики и не покрытой лаком латуни.

«Мне очень нравятся кладовые и прачечные, а особенно то, что из них можно сделать приятное место назначения», говорит Кандлер. Она относится к ним, как к любой другой комнате. Например, Элисон сама сделала открытые полки и повесила натюрморт (фото 5). В кладовой множество старинных деталей, от старых коробок и банок до винтажных бра и грифельной доски. В комнате также есть мансардное окно.

К прачечной (фото 6) в этом доме такое же отношение, как и к кладовой. Полы отделаны разноцветной плиткой, на стеклянной двери табличка: «Прачечная». Юбка для раковины была сделана из старой скатерти.

Формальная столовая (фото 7) светится от ярких обоев с ботаническим принтом. Зеленая хрустальная люстра продолжает тему пастельных оттенков, а яркая керамика делает интересней темный стол. Фрамуга и французские двери наполняют комнату светом.

В семейной комнате (фото 8) краем глаза можно заметить Фреда Астера, который танцует на лестнице.

«В какой бы комнате я не была, за мной последует вся семья», говорит она. Поэтому Элисон сделала рабочий уголок в семейной комнате, для просмотра телевизора здесь используют наушники, чтобы никому не мешать. В этой комнате работает и дочь (фото 9).

Стены маленькой уборной (фото 10)украшены обоями с небольшим ботаническим узором, а  сосновый стол служит туалетным столиком.

В уютной гостиной (фото 11) проглядываются викторианское влияние. Из двух разных стульев дизайнер сделала набор, заменив обивку.  Обивку дивана также пришлось заменить.  Высокий кофейный столик на самом деле старый дубовый викторианский стол. Камин окружает сланец. В этой комнате обошлись без обоев.

Еще одна комната на первом этаже (фото 12) должна стать дополнительной спальней в случае необходимости.  Несколько кресел в клетку – единственный настоящий набор в доме. Зеркало, окруженное ставнями, подражает окну.

Старинные ставни можно найти и в главной спальне (фото 13). «Многие говорят, что ставить кровать перед окном нельзя, но мне кажется, оно стало отличным изголовьем», говорит она. Небольшие железные бра на тумбах напоминают скульптуры. В большом шкафу хранят постельное белье. Сверху красуется коллекция керамики (фото 14, 15).

Яркая плитка оживляет пол главной ванной (фото 16). Для рамки использовали стеклянную плитку.  Элисон нравится манекен головы, он добавляет ее плетеному туалетному столику характер.

Стеллажи для белья украшают железные завитки, а старинный плетеный стул служит местом для  книг чтения (фото 17).

Кандлер редко оставляет коридор просто коридором.  Коридор ведущий из спальни, служит рабочей зоной мужу (фото 18). Здесь достаточно места и для отдыха, и для хранения всего необходимого.

«Мне хотелось, чтобы комната дочери напоминала кукольный дом», говорит Кандлер. Скошенная черепица, фонари и тент над изголовьем украшают комнату своим танцем (фото 19).  Завитки на кровати такие же как и по всему дому.

В ванной дочери (фото 20, 21) яркая 8-дюймовая плитка обыгрывает масштаб и создает веселый рисунок под ногами. Внешнюю часть ванной окрасили в голубой, чтобы та сочеталась с раковиной.

 




Возврат в начало